Контакты
 
История
 
Новости
 
 
Технологии
 
Друзья
 
Вакансии
 
Конкурс

Покорение Полуторатысячника

Главная  / История / Экспедиции  / Покорение Полуторатысячника

 
25.04.2001

ПОКОРЕНИЕ ПОЛУТОРАТЫСЯЧНИКА

Это нетехническое описание лыжной экспедиции фирмы Сэтила на Полярный Урал в апреле 2001 года.

За двадцать лет занятий лыжным туризмом так и не побывал на Урале. Даже неприлично. Собственно, вариантов на эту зиму было четыре, а выстрелил тот, что предложил Гена. Краткий лыжный маршрут (пос. Елецкий - пер. Западно-Пайерский - пер. Успешный Проход - пер. Восточно-Пайерский - пос. Елецкий) с восхождением на формально высшую точку Полярного Урала - Пайер высотой 1499 м. Достойно для двух недель отсутствия на работе.

7 апреля. Снега за окном поезда вовсе нет. Говорят, что он появится где-то в Коми. А пока партнеры забавляются бесконечной чередой звукосочетаний раз-два-пас-два-вист-пас-лежа-... и далее вечно. "Ты давай играй! Думай!" А глаз пассивно наблюдает заоконный пейзаж. Отрывается от бытия. Да ладно, тренируйтесь как с грушей для битья. Сегодня не играется.

9 апреля. Елецкий. Солнце и мороз. Прибытие поезда - событие, а двух встречных поездов - событие в квадрате. Пассажиров гораздо меньше чем таксомоторов. На выбор: мотосанки Буран, КрАЗ - совок, ГТТ, КрАЗ - кран, Урал - вахтовка, индейцы с оленями. Про индейцев - это почти всерьез. Все сильно напоминает вестерн (или остерн), даже пара шерифов бродит вдоль-поперек, разглядывает что-как. По направлению Юг видно как через батон в тундру движутся точки автомобилей. Куда попали? Прямо начало романа Территория. Главное не суетиться. Выдерживаем паузу и едем до Правой Кечпели двумя совками. Шесть ведущих мостов на пятерых. Что-то напоминающее дорогу. Прыжки и кочки. КрАЗ трофи. Лендроверы отдыхают.

А на южных склонах тундры снега нет. Зато есть прямо-таки тувинские наледи в долине реки. Три часа с санками, и на сегодня хватит. А погода продолжает расслаблять юных участников. Опытные то знают - горы заманивают. Надлежит бдить. А пока -17С, Пайер отлично виден, вот и славно.

10 апреля. Энергичный подход закончился перекусом на берегу озера Кеч-Пель-Ты. На маршруте 1Б видны восходители-обитатели сдвоенных иглу, что стоят неподалеку. Слегка завидуем, похоже, эти люди схватили погоду за хобот. А она становится гаже.

После установки лагеря наблюдался эпизодический припадок эйфории: самый опытный участник очень серьезно предложил подняться на гору сегодня. Так-так, примем меры. Лучшая терапия - умеренные физические нагрузки. Построим-ка стенку. Так, для спокоя. Карьер заложен, люди при деле, хромает только инженерная сторона - проект в один кирпич оказывается слабоват. Это становится очевидно только через 2 часа.

По мере усиления ветра закрадываются понятные сомнения в прочности не только стенки, но и каркасного шатра. Построили, растянули, закрепили все, что можно, забрались внутрь. Звук умирающего шатра описать буквами не удается. Удается вскочить и вцепиться в каркас, палатку, лыжи. Вообще-то, этот шатер ломало только один раз - в феврале вблизи перевала Зимовщиков, что на Памире. Там высота другая - без малого шесть километров, а здесь то в десять раз меньше! Второй парадокс в том, что температура повышается! Сейчас +4С, и вместо снега идет дождь.

Ветер валит стенку, строителей, срывает и уносит в Азию детали их одежды. Строители возводят конструкцию с завидным упрямством, хотя целесообразность этого занятия весьма сомнительная. Уж больно мокро и скорость таяния пугает. Прекратили строить в 20:40. Встали внутри шатра в позу "жду". Один держит сдвоенные лыжи, подпирающие конструкцию, четверо, взявшись за углы и, упершись задами, распирают палатку изнутри.

2:15 мин следующего дня. Вышли из позы "жду" под предлогом улучшения погоды. -1С. Однако спать легли, выставив дежурного впервые в практике походов без печки. Изба все-таки не завалилась.

11-12 апреля. Утомительное ожидание хорошей погоды. Под вечер второго дня действительно похолодало. -11С. Стенку почти сравняло с уровнем выпавшего снега. Вечером второго дня Миша предложил совершить подвиг, и мы его совершили - взошли на перевал Западно-Пайерский, долбя его ледорубом. Под вечер низлежащие тундры воссияли сине-зеленым светом. Наверное, это доброе знамение...

13 апреля. Вот оно. Счастье восходителя. Сегодня. Здесь. -11С утром и -4С днем, ветра нет, видно все вокруг. Все покрыто по большей части почти льдом - это пятисантиметровой коркой замерз недавний дождь. В целом Пятница Тринадцатое.

Вообще-то с седловины на вершину Пайера ведет маршрут 2А, но сначала он кажется послабее. Однако задора хватает минут на сорок одновременного движения. В 150 метрах от предвершинного гребня вешаем-таки веревку. Все по-честному: закладки, скальный крюк, скальная (!) проушина, компенсирущая петля. После веревки все зависит только от вестибулярного аппарата, если, конечно, не дует. В 13:15 на вершине. Видно все: там Восточно-Сибирская Низменность, а здесь Большеземельская Тундра. К северу и югу Уральский хребет, совсем на хребет непохожий. Но пора назад, еще ждет спуск к седловине и некий ригель в стиле "сначала круто, потом выполаживается". Без расслаба. Видно все меньше и меньше, достопримечательный 160 метровый ледопад на ригеле просматривается только в верхней части. А жаль. Вот и то место, где река становится рекой. Это Левая Пайера. Долина завалена никем не упорядоченными скальными останцами. Здесь оправданно посещает the great feeling of remotness*. Диковатенько. Ветер опять усиливается, но стенок надменно не строили. Обошлось...


*Дикий отрыв (амер.).

14 апреля. Опять пурга. Это неприемлимо. Здесь Азия, нам скоро назад в Европу. Если прямо вниз, то ближайшее поселение - это Лохподгорт (нечто на берегу Оби в 84 километрах), который нам очень не нравится. Особенно с пометкой "нежил". Но движемся вниз, не назад же. А в 10:30 метель исчезает, зато появляется странный ракурс перевала Успешный Проход. Говорят, его кто-то когда-то проходил не то по самому правому руслу перевального ручья, не то по вешкам, идущим от балков на плато. Мы же по-крестьянски: как видим, так и идем. Получилось по самому левому и никаких вешек. Да и ладно. Печально то, что верховья целый день закрыты облаками. Что-то будет завтра? А сегодня надо и спуститься в Лек-Хойлу и подойти к перевалу Восточно-Пайерский. В 15:30 спустились, а в 19:15 подошли. Здесь неуютно. Почти нет снега - только печальный лед, в который не лезет почти ничего из того, на чем принято крепить палатки в культурных местах. Ясно дело - и стенку строить не из чего. А дует, и как! Все, что имелось было засунуто в снего-лед, все петли и веревочки, зафиксированы на том, что было засунуто. Но спокойствие не приходило. В ответ на буйство природы было выдвинуто дополнительное приспособление - привязанные изнутри петли самостраховки, которые проложили под обитателями. По мысли инженера проекта именно эта система должна была не дать шатру улететь в сторону Лохподгорта самостоятельно. В любом случае психологический эффект сугубо позитивный. Спалось неплохо. Некоторые под утро признались, что сквозь сновидения за веревку все-таки хватались.

15 апреля. 8:40. Иногда что-то видно. По крайней мере, можно собираться. Всяко надо дойти до перевального цирка, а там посмотрим. Против пурги идти противно, но возможно. Через 20 минут обернулся и, о, ужас! У всех левые полумордия фарфорово-белые! Слава богу, запаслись пеномасками. В масках придется идти полтора часа, а затем ветер неожиданно успокоится. Это будет под самым перевалом. На него придется подниматься 5 часов, а так и не скажешь. На первый взгляд всего-то метров триста по вертикали. Тактика понятная: двумя подмножествами от скального выхода до скального выхода, прямо вверх, главное не рыть окоп перед собой, а пытаться эти снега трамбовать. Глубина тропления до "по шею". Так вот и идем. С волокушами... Участок траверса в полверевки заставляет эту самую веревку достать и повесить. Достаем и вешаем. С волокушами... Вешаем и проходим по перилам. С волокушами... Снимаем и выходим на седловину. С волокушами... Это какой-то психоз. Без волокуш в этом походе вообще не перемещались, а ведь не хотели брать! Спуск ожидался проще. Так и вышло. Приключений не было, кроме падения Шуры с берега озера. Медленно, с оттяжкой, сквозь толщу снега и льда. Мокро, но не смертельно. А так - достойное лыжное катание по подготовленным склонам. Типичный пример лыжного туризма.

16 апреля. Сегодня нас ожидает выход из гор и преодоление перевала с перепадом высот аж 40 метров. Это тундра. Река Бабья-Вож. Место, где нет почти ничего полезного. 0С. Пасмурно. Ну и ладно. Остаток пути можно идти по любой погоде.

17 апреля. Действительно дошли. Самое загадочное явление природы - трактор, вдумчиво пашущий мокрые наледи реки Елец. Посевная в разгаре. Здесь взойдут последние в этом сезоне геодоллары, дающие всходы на плодоносных боритовых рудах. Воды действительно по колено, лезть в нее не хочется, но в кармане есть двадцать рублей, и вот мы на том берегу. В плену барачного зодчества. Бани не будет, вагон общий, невеселые местные и главная загадка - отсутствие питьевой воды в Сейде. За ней ездят, оказывается, на Буранах к реке, которая хоть и не вскрылась, но грязной водой закраины наполнила. А "по воде до воды не доехать!"

Помимо борьбы с Природой и прочих забав экспедиция преследовала и сугубо практические цели. На языке специалистов это называется "испытания снаряжения". Все участники, кроме одного, умышленно пользовались шапками Satila. Модели на Виндстопперовом ходу Cortina, Keron, Blizzard без сомнения были хороши. Горы даже пожелали принять одну из них в дар.

Помимо прочего было совершено ритуальное захоронение нового каталога Satila на вершине Пайера вблизи того, что напоминает руины тригопункта. Будете там - полистайте! Ирина Бужинская, Геннадий Цеханович, Михаил Владимиров, Александр Кузнецов и Вадим Васильев там были. Полистали.

 

Вадим Васильев

22.05.01

Александр Кузнецов прыгает по мокрым наледям в долине реки Правая Кечпель.

Редкий ракурс вершины Пайер. Видно все.

Подходим к озеру Кеч-Пель-Ты пока еще пешком...

Хирургическая настройка газовой лампы.

Возвращение с перевала Западно-Пайерский. Снега больше, чем хотелось бы.

Шатер после двух суток пурги устоял.

Седловина пер. Западно-Пайерский. Так седловина выглядит из лагеря.

....А так с последних метров подъема.

Подъем на Пайер по перевальному плечу. Внизу долина Левой Пайеры.

Здесь была закреплена перильная веревка.

Движение по предвершинному гребню. Вестибулярный аппарат работает.

Геннадий Цеханович и Михаил Владимиров на вершине Пайера. Каталог Satila между ними.

На плато вершины Пайер довольно просторно.

Начало спуска на перевальное плечо. Отсюда придется спускаться по веревке.
Геннадий Цеханович спустился с вершины и преодолел коварный ригель Левой Пайеры. 19-30.
Этот каньон приведет к перевалу Успешный Проход.
На седловину пер. Успешный Проход пришлось шагать пешком.
Спуск в Лек-Хойлу с перевального плато в контражурном освещении.
Маски-шоу в пургу. Неуютно.
Глубина тропления до "по грудь". Перевал Восточно-Пайерский.
Здесь без перил страшно.
Скоро горы закончатся. Река Харута-Шор.
   
   
   
     

 

Наверх