Контакты
 
История
 
Новости
 
 
Технологии
 
Друзья
 
Вакансии
 
Конкурс

АФРИКА + ЛЫЖИ = 8 ДНЕЙ ЗИМЫ

Главная  / История / Экспедиции  / АФРИКА + ЛЫЖИ = 8 ДНЕЙ ЗИМЫ

 
13.03.2002

ПЯТИЛЕТКУ ДОСРОЧНО
Это было совсем недавно, пять лет назад. До кризиса. Казалось, что сделать это просто, и требуется лишь принять решение. Оно, конечно, было принято быстро и однозначно - горы Высокий Атлас, высшая точка Северной Африки, лыжный поход. По-хорошему, и делать надо было все быстро. До кризиса.

Не вышло. Трудно объяснить, каковы ощущения человека, держащего билет в Касабланку, но так и не узнавшего, что произошло с его заявлением на визу. А в 99-м - ой, не до того! А в 2000-м что-то подсдулись, а в 2001-м не хватило единодушия. Не вышло досрочно...

По совести говоря, затею эту придумал Иван Забелло, прочитав в аннотации к физической карте Марокко, что снег лежит в горах Высокий Атлас пять месяцев в году. Это почти как в Ленобласти, стало быть достаточно для лыжного маршрута. Оставалось только его cочинить.

С ПОМОЩЬЮ НОЖНИЦ И КЛЕЯ
Листаем журналы, закупаем зарубежные книжки, лезем в веб. Одно к одному, в копилку партии, в отдельную папочку с тряпочными завязками. Ясно, что люди сюда ходят, но по большей части пешечком. Веб вебом, а главный результат был достигнут по-дедовски - путем прямой почтовой переписки. Нашелся в Соединенном Королестве некто Хэмиш Браун, приславший свою статью, путевые подсказки и карту километровку. Выходило, что лыжи действительно уместны с ноября по апрель, и маршрут предлагался под названием "The Moroccan Haute Route". Шесть с половиной перевалов, траверс главной горы Тубкаль 4167 м и подозрительно мало (а именно шесть!!!) ходовых дней. Но, главное ввязаться в сражение, а там разберемся.

ВСЕ НА ПРИВИВКУ!
Так говорят, когда хотят запугать гриппом обывателей. Настоящие путешественники полагают, что грипп сторонится их, отступая перед решимостью организма собрать рюкзак. Это работает, но не всегда. В этот раз определенно не повезло. Остался Гена бороться с температурой и прочими сопутствующими гадостями. А мы отправились, выкидывая лишнее снаряжение, еду и то, что казалось не потребуется на маршруте. В жертву были принесены и каждый третий пакет еды, и что-то из железа, и что-то из тряпья. Но все равно получилось многовато. Взвешивание в аэропорту позволяло надеяться на 25 килограмм без лыж.

ПАЛЬМЫ И БУРНУСЫ
Вот и прилетели в Касабланку. Идет полноценный дождь, обещанная назойливость завернутых в бурнусы водителей такси выглядит скромно, 30 минут ожидания под пальмами награждаются полуночным автобусом. Отель и вокзал - близнецы - братья, расстояние между ними в 100 метров, что по шкале времени соответствует пяти часам сна. Завтра утром поезд Касабланка - Марракеш обязуется доставить нас почти к подножию гор. А сегодня спим на койках, заботливо застеленных Фатимой, о чем администрация потрудилась предупредить нас письменно.

ПЛАН ВЗЯТИЯ МАРРАКЕША
Был краток: отель Али, покупка газа, поиск пятисотметровки - вот и все. Пеленг на Баб-ер-Роб взят четко, отсюда поедем в Асни. Так вот, если Марракеш - это Самарканд, то Асни - это Пенджикент. Регулярное сообщение кончается именно здесь, а дальше на попутном, умело продаваемом черными брокерами, транспорте. Вообще-то, бывший советский человек, прошедший школу советской же Средней Азии, ориентируется в Марокко достаточно легко. Тутошнее бытовое вымогательство не столь докучает, ну попросят 2000 дирхамов за то, что стоит 150, да кто ж им даст! Вот, собственно, и все, а страшные истории про таксистов в момент расчета, чудовищных гидов, лезущих изо всех щелей со своими платными услугами, оставьте рафинированным европейским туристам.

ПОРА ЗАНЯТЬСЯ ДЕЛОМ.
Непременным атрибутом Марокко, понятное дело, служат апельсины-мандарины. Так вот, они тут произрастают прямо на улицах, и никто-то их не пользует. Главной причиной, видимо, является их паталогическое бешенство: где вы видели, скажем, одновременно цветущую и увешанную плодами яблоню, а вот у цитрусовых это сплошь и рядом. Интересно, что никто из местных не показывает пальцем на человека с лыжами под сенью апельсинового дерева. Оказывается, привыкли. Встретился и нам некто с предметом, напоминающим лыжи в чехле, сообщивший, что позавчера в горах был "good skiing". Что-то не очень верится, снегу из Марракеша видно мало, посещает недостойное желание оставить лыжи прямо тут, но чувство гордости за прецедент не позволяет.

КРАХ МЕСТНОЙ ЭКОНОМИКИ
"Подряжая здешних мулов, вы укрепляете экономику долины" так пишут здесь для нормальных европейцев. Наш человек не больно-то приучен к эксплуатации животного человеком. Вот и движемся от Имлила к хижине "Тубкаль" пешком, а навстречу спускаются клиенты и груженые лыжами мулы. Все удивительным образом напоминает Фанские горы: цветет урюк, виднеется арча, краски гор от багряных до желтых. Чего точно нет в Фанских - так это мобильных телефонов у крестьян. "Независимость есть монархия плюс телефонизация всей страны", - Хасан II.

ВОТ И СНЕГ
Он выпал ночью. Минус Цельсия пришел вместе с закатом и не уходил до самого утра. Теперь все вокруг похоже на Киргизский Тянь-Шань: узкость долин в сочетании с изрядными перепадами высот прикрыта свежим снегом, который, правда, не позволяет скользить. Но виднеются снега и посерьезнее - те, что лежат тут с поры больших снегопадов. Заструги, надувы, фирн - все это совсем рядом. После обеда приступаем к реальному лыжингу. Закрепившись на рубеже "хижина Тубкаль", заскользили!!! Начавшаяся метель придает пикантности всему вокруг, какая уж тут Африка! Хибины, Тува, Урал - вот это что. Попытка с высоты 3207 подняться на седловину Tizi-n-Ouagane, 3750 была остановлена откровенной невидимостью, снегом и ветром переменной силы. Но удовольствие от катания вниз получили полноценное, хоть к ногам пристегнуты некантованные лыжи "Турист". Главное не провалиться в каньон, что проступает то там, то сям в средней части висячей долины.

СЕРПОМ ПО ПЛАНАМ
Первый раз планы поправил неизвестный штамм гриппа, оставивший нас вдвоем и заставивший заменить первые два с половиной перевала линейных на полтора перевала радиальных. А вот пурга поправила график во второй раз. Никто не идет на гору, за лыжными удовольствиями отправились только мы и одинокий немецкий велосипедист, вчера поменявший в Имлиле байк на кошки. Его рекордный план за один день совершить подвиг Имлил-Тубкаль-Имлил протяженностью 34 км с перепадом высот +2700 м рухнул вчера. Мы же сегодня скромно претендуем на телемаркинг в бассейне Amrharas-n-Iglioua и на подъем на перевал Tizi-n-Afella, 3900. На пути к перевалу пришлось преодолеть полноценный каньон, в котором чередовались внушительные надувы и свежайшие снега. Лавинная ужасность носила предупредительный характер. А вот в Amrharas с нею было все в порядке - имелась. Умело предохраняясь, почти поднялись на седло, но сложили оружие, постеснявшись биться за голый спорт без пейзажей. С лихвой компенсировали полноценнейшим полуторачасовым скольжением до самой избы.

УНЫНИЕ И АЖИОТАЖ
Даже те, кто решился на прогулки в непогоду, не могли толком сопротивляться царившему в хижине унынию. Люди привыкли залезать на Тубкаль с наскока, а ветер хоть с ног и не валит, а куда идти не видно. Мы то - ребята, закаленные ноябрьским Казбеком, знаем, что гору можно высидеть. Да и время нас пока не поджимает. Иное дело - клиенты и гиды: вина вечерком попили, пошумели, послушали народные берберские завывания и долго еще бубнили, лежа на нарах, про погоду, восхождение и деньги.

Наутро уныние сменилось беспокойством и всеобщим ажиотажем. Засобирался народ на подвиг. Довелось видеть, как почтенного возраста восходители старательно одевают полные страховочные системы, вешают на себя железо, достаточное для стенного восхождения и располагают на теле поисковые маяки. Такие диковинки прекрасно сочетаются с новомодными скитуровскими креплениями, камусами и прочей ботвой, без которой теперь по горам не принято перемещаться.

Трудно не поддаться общей панике и остаться в избе еще на сутки. Поразмыслив, засобирались и мы. Если все как один на лыжах зигзагами, то мы же напрямик в кошках. Фирн отменный, скорость достойная, за кормой остается группа за группой, высота прибывает, погода хорошеет.

4167 М НАД ОКЕАНОМ
По большому счету, классический маршрут через Col du Sud не выглядит более чем на 1Б. Все идется ногами, что не умаляет, однако, окружающих достоинств того, что принято называть альпийскими формами. Особенно интересно то, что перепад высот между перевалами и соседними вершинами здесь редко составляет более 150 метров, в то время как от дна долины до седла обычно 700-1000 метров подъема.

Два с половиной часа шустрого движения увенчаны абсолютным спокойствием атмосферы на вершине. Редкостная по прелести погода - это явная награда за терпение и упрямство. Видно все и всюду. Там вот предгорья и Марракеш, тут угадывается начало Сахары, а там за массивом Ras-n-Ounoukrim, метрах в 4167 ниже должен быть Атлантический Океан. Подробная обсервация показывает, что карту можно привязать к местности и обнаружить наиболее характерные ориентиры в виде Dome d Ifni, Imouzzer, Biiguinnoussene. Но главное, что путь спуска с Col du Nord в сторону Tissaldai хоть и крутоват, но на взгляд вполне приемлем. Так утверждается решение о траверсе через Северное Седло и последующем сквозном прохождении его же. Если траверс сегодня, то перевал - с мешками завтра.

НАСКВОЗЬ
Тиха африканская ночь. Непривычная глазу карта звездного неба невольно притягивает. Это конечно не экватор, но широты - таки не наши. Впрочем, пора баиньки - завтра на работу.

Показательно, что большая часть подъема на Северное Седло проходится на лыжах. Перехватив на подъеме горяченького, ничуть о том не пожалели. На седле - то оказались в 15-30, а в 16-00 начали спуск по левому из двух кулуаров. Текст описания гласит: "первые сто метров спускаемся в кошках, а далее приятное классическое катание." Ну, в общем, это ложь. Нам пришлось спускаться спиной вперед на три такта с ледорубом и по одному, озираясь постоянно. Уж больно много свежего снега лежало в кулуаре, что, будучи помноженным на изрядную крутизну, заставляло размышлять о бренности бытия. А после минимум трех сотен метров спуска мысль о лыжах так к нам и не пришла. Покрытые снегом моренные валы, бараньи лбы, натечные льды потребовали ходьбы пешком, выискивания путей прохода и поглядывания на часы.

В 18-00 под нами случилась скальная ступень метров на 150, хотелось пить и не хотелось думать. "Ну справа, справа давай. Вон, смотри, за тем кулуаром есть еще один, там бросим веревку, ну, насовсем, то есть. Дальше то она зачем?" Но здравый смысл возобладал. После коротких раздумий ночевка прямо здесь была отвергнута, а попытка поиска прохода слева была признана "наверное целесообразной". Через полчаса уже внизу интимно спросил напарника: "Ты знал, что здесь есть спуск или догадался?" Не стоит, все-таки, бродить под вечер по наклонным плитам, укрытым разносортным снегом.

Но пора и прокатиться! Лыжи пристегнуты, сумерки надвигаются, впереди Аzib-n-Tarhbalout. Палатку ставили уже в темноте, ну и ладно - дело сделано.

УБЕЖИЩА КОЗЛОВ
То есть азибы. С мая в них кипит жизнь скотоводов, а сегодня никого. Фото в стиле: "Я и убежище" не потребовало много времени, а дальше снова вверх. Склон южный, а значит без лыж. Чтобы не было обидно, разглядываем самый фундаментальный вид восточной стены Тубкаля. Это производит правильное впечатление. От подножия до вершины больше километра камней и снега. А с расстояния около двух километров запоминается надолго.

Опять посетила сушь. Великая сушь наступит завтра, а сегодня идется не так уж печально. Вскипятили, глотнули и на седловину Tizi-n-Ounrar, 3300. На той стороне снегу море! Будет полуторачасовой спуск в лучших лыжных традициях, будет и раздолье склонов, и приятный каньон, и не будет ни подлипа, ни ядреного наста. От края снегов до Аzib Tifni останется полчаса пешком. Азиб снова необитаем, а значит, никто не даст совета, есть ли непроходимый прижим впереди. А вот справа вверх идет вроде бы тропа, ну-ка туда! Оказалось зря - перепредохранились, тут прижима нет.

ВЕЧЕРНИЙ КАНЬОНИНГ
Еще вчера хотели выкинуть веревку и побольше железа. Но два внутренних голоса взяли верх над ленью. И вот в 17-45 ищем обход настоящего прижима в начале каньона реки Аssif Tifni. Слева нет, справа нет, впереди гладкие скалы и порядочной глубины лужа. Сорок минут уходит на безуспешные поиски обходов, смеркается. По совести, каньона этого нет ни в описании, ни на карте километровке. Сюрприз! Но вот по следам неизвестной зверюшки начинаем вешать веревку. Петли за скальные затычки, ледобур в натечный лед, надежный выступ - все идет в дело. Повесили, прошли, сняли. Справились за 25 минут. Дальше вприпрыжку по каньону в надежде успеть из него выйти до темноты. Ан нет, не хватило упорства на последние 15 минут. Заночевали прямо на дне каньона, прислушиваясь к ночным шорохам. В два часа ночи что-то все же упало, но поодаль и не всерьез. А наутро оставили кошки, последний ледоруб, газовый баллон, килограмм еды и в Аzib Likemt по холодку.

САХАРА БЛИЗКО
О ней говорит великая сушь. Такого давно не было. Три шага, три вздоха, два всхлипа. Так не должно быть, и вот ланч на границе камня и снега. По совету знатоков впервые прибегли к поеданию соли поваренной. Щепоть соли и стакан чая - вот простое и надежное решение проблемы вялости и тряпкости. Заработал организм через 15 минут почти как новенький. Видно зарядились батарейки. Еще три часа подъема на лыжах по жаре, но без подлипа - снег здесь действительно не тает, а возгоняется, минуя жидкое состояние. Вот и седловина Тizi-n-Likemt, 3615 метров. Здесь раздольно. Парочка снимков и тройка звонков на родину, вот и все, пора покататься.

За полтора часа домчали до границы снегов. Орлов продержался на двести метров дольше, взял приз за упрямство и за волю к победе. Когда приполз и я, на нетвердых ногах с первой пары лыж уже были сняты крепления. Одно из самых приятных мгновений - постройка пирамиды из лыж, отслуживших свое за 14 лет, и начертание почти традиционной надписи: "Вадик и Женя здесь были".

ДРУЖБА НАРОДОВ
Первый встречный крестьянин Ваха порадовался гостям, но смысла лыжного дара не понял. Более просвещенный сосед его с третьей попытки усвоил, что за лыжи не следует платить, и рванул в гору, распевая свежесочиненную песню: "Два чудака бросают добро, а я честно получил все это, день не прошел зря, солнце может садиться". Ваха еще долго метался по террасам, сгоняя коз на ночлег, петляя вокруг нас и размахивая руками. Все шло к изнурительному гостеприимству, но пришло избавление в виде одинокого американца, который по нашей просьбе успокоил Ваху по-французски. Ночевка среди коз отменилась, нас ждала горная хижина Tachedirt во главе с начальником по имени Мухаммед и постояльцем по имени Паскаль. Чистые койки, газовый фонарь, берберский таджин и русская водка с колбасой - вот что формирует уют и стирает национальные различия. После первой Паскаль признал, что жизнь налаживается, но сил на вторую не сберег.

НА КУРОРТ
Путь из деревни в сторону горнолыжного курорта Oukaimeden весьма живописен. Внизу зеленеют террасы земледельцев, слева колосятся снега, справа пасутся мулы и женское население деревни. Тропа уверенно набирает высоту и часа через два с половиной выводит на седловину Tizi-n-Eddi, 2928. Благодушное настроение провоцирует неторопливость и мечты о славном горнолыжном катании, благо верхняя станция подъемника отсюда уже видна. Скок-поскок вниз, тропа не больно веселая, но настроение не хромает: почти все получилось: и Тубкаль, и лыжный маршрут. А вот то, что на горных так и не прокатимся - так это мы узнаем лишь через час, когда погрузимся в суету зоны развлечений. Не платить же деньги за бугельный подъемник длинною 150 метров! А колесо на кресельном так никто при нас и не запустил. Ну и ладно, по пиву и в Марракеш к экзотике Магриба.

ШЬОРТ ПОБЪЕРИ!
Мечеть Котубия, медресе Али бен Юсеф, дворец Эль-Бади - все это меркнет по сравнению с непричесанной экзотикой площади Джема - Эль - Фна и лабиринтами старого города. "Мистер, мистер! Фото с коброй!" Заклинатели успевают и давать рекламу, и на дудке дудеть. Кобры взирают на все довольно равнодушно. Гимнасты и акробаты - это тоже можно понять, а вот видели ли вы толпы слушателей вокруг рассказчика историй?

Но пора и за сувенирами - их обещано немыслимое количество в глубине исторически сложившегося супермаркета под названием Соук. Это крытые кривоколенные переулки, где продается все. Стоит ли это покупать каждый решает сам. Но набор настоящего европейца, состоящий из глиняной посуды из города Фез, одноразовой майки с пальмами-верблюдами и стеклянных бус был куплен по всем правилам торга с подходом, тремя отходами, сбиванием цены и размахиванием руками.

В итоге заблудились. Прямо "Бриллиантовая Рука - 2". Глупо распевая песенку про остров невезения, пожелали в отчаянии, чтобы кто-нибудь выплеснул ведро воды из-за угла. Что вы думаете? Немедленно получили! Шьорт побъери!

CASA - AMS - LED

Так вот и летим, попивая каберне. Впереди столица мирового разврата - Амстердам. Вечер полон надежд и ожиданий.

ЭПИЛОГ
Премьера состоялась. С 03.03.02. по 11.03.02. Вадим Васильев и Евгений Орлов совершили траверс вершины Тубкаль - главной горы Северной Африки и перевальный лыжный поход, преодолев четыре седловины. Надписей на русском языке найти не удалось ни в журналах регистрации посетителей, ни на железяке, что стоит на вершине горы Тубкаль. Это приятно греет.

Что еще справедливо, так это то, что лыжам место здесь есть! Но надо быть готовым к комбинированности маршрута и не пугаться пешеходных пассажей.

Зима здесь хоть и коротка, но полноценна. Хотите больше суровостей - смещайтесь в февраль. Мы изначально тоже туда целились, но обстоятельства...

ВАМ, ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫЕ:
Три источника и три составные части марокканского лыжного туризма:

  1. "Lonely Planet. Morocco", Lonely Planet Publications Pty. Ltd., 5-th edition, 2001.
  2. "The Atlas Mountains. A walkers' Guide", Karl Smith, Cicerone Press, Milnthorpe, Cumbria, UK, 1989.
  3. "Ski dans le Haute Atlas de Marrakech", Claude Cominelli, Andorra, 1984.

Вадим Васильев
Фото: Евгений Орлов, Вадим Васильев.

Апельсины и лыжи. Это Марракеш.

Завтра началось с пурги.

На пути к Tizi-n-Afella.

Это не Хибины.

Седловина временно недоступна.

Южное седло в ирреальных облаках.

Обгон лыжников завершен.

Южное седло уже внизу.

До вершины Тубкаль осталось 15 минут.

4167 м. над океаном.

Финальный участок траверса вблизи...

... и на расстоянии.

Найдите два перевала, кроме Tizi-n-Afella, который слева.

Эта лыжня ведет на северное седло.

Хотя кое-где движение происходит пешим порядком.

Северное седло 16-00. Пора в кулуар.

Azib-n-Tarhbalout уже близок.

Восточные склоны вершины Тубкаль внушают.

Поднимаясь к седловине Tizi-n-Ounrar можно поглядеть в сторону Сахары.

-5°С. Скольжение отличное.

Довольно упорства. Вереди Azib Tifni.

Каньонинг по всем правилам.

Последние 2 км. лыжного туризма.

Наверх